Прелесть вырезанного силуэта

Ася Алексеевна Петриченко хранитель
коллекции историко-художественного музея
г.Домодедово (Россия, Московская область)

Знакомство моего отца, коллекционера Алексея Максимовича Петриченко, с художником-силуэтистом Робертом Андреевичем Граббе произошло в конце 1975 года.

  

В то время Роберт Андреевич жил в Караганде, работал в институте по проектированию шахт художником-макетчиком. Никого не интересовали его бумажные силуэты, и его талант иллюстратора также оказался невостребованным, так как в Караганде тогда не было издательства. Никого, кто бы занимался искусством вырезки, он не знал и потому считал, что этот жанр вымирает. Подельщиков, что подвизаются на курортах, Граббе не брал в счёт, поскольку они по его мнению, «не имеют чувства формы, зрительной памяти, а режут, что видят». И вдруг в какой-то газете он прочитал заметку об уникальной коллекции бумажных вырезок мастеров разных стран, собранной А.М. Петриченко. Обрадованный художник тут же написал письмо Алексею Максимовичу, в котором рассказал о своём творчестве. Отец как раз тогда готовил первую всесоюзную выставку вырезок из бумаги и старался привлечь к участию в ней как можно больше мастеров. Так что появление «нового» художника оказалось очень кстати, и отец сразу же предложил Граббе прислать свои работы. Выставка, кстати, прошла в 1977 году в Харькове и имела грандиозный успех.

      Начавшаяся между ними переписка длилась до конца жизни Роберта Андреевича. О себе он писал мало, больше делился мыслями об искусстве силуэта, давал оценки работам других мастеров, высказывал соображения о применении силуэта, присылал списки своих новых работ. В 2014 году исполнилось 110 лет со дня рождения Р.А. Граббе, и я посчитала нужным рассказать об этом замечательном художнике-графике, одним из первых начавшем использовать вырезанные из бумаги силуэты в книжной иллюстрации. Информацию о его жизни и творчестве мне пришлось собирать буквально по кусочкам из писем, публикаций в карагандинских газетах и других источников.

      Р. А. Граббе родился 30 марта 1904 года в Новороссийске, но детство и юность провёл в Одессе. Там подружился с Юрием Олешей, Эдуардом Багрицким, Валентином Катаевым.

      В 1923 году он поступил в Одесский художественный институт, а в 1925 году с группой молодых художников и литераторов уехал в Ленинград, где до 1929 года учился в Высшем художественно-техническом институте (бывшей Императорской Академии художеств). Роберт занимался, в частности, у Елизаветы Кругликовой ― знаменитой художницы, близкой когда-то к «Миру искусства». Она сумела сохранить и передать своим ученикам присущее мирискусникам тяготение к графике. А Роберт с четырёх лет, как только смог держать ножницы, увлекался вырезанием из бумаги, и ему оказались близки главные средства изображения мирискусников ― чёткий контур, выявляющий силуэт, и цвет. Граббе прекрасно освоил технику силуэта в гуаши и увлёкся книжной графикой, считая иллюстрацию неотъемлемой частью целостного художественного оформления книги.

В художественном оформлении книги Амара Саргиджана
"Египтянин" Роберт Граббе не только воссоздал восточный колорит,
но и проявил свое видение Средней Азии

      С 1930 года Граббе живёт в Москве и работает художником в книжных и журнальных издательствах. Одним из первых он применяет в книжной графике новую технику ― вырезку из бумаги, добиваясь своеобразного стиля и чёткости линий. Ему хотелось приблизить силуэт к живописи, и он первым из профессиональных художников начинает делать вырезки из цветной бумаги, получая, как он говорил, «контур, пластические формы и чистый цвет без тени и деталей». (Анри Матисс пришёл к этой технике лишь к концу жизни, восторженно заявив: «В вырезке я непосредственно врезаюсь в цвет»).

 

      В эти годы Граббе иллюстрирует цветными силуэтами книги многих писателей, в частности, Эдуарда Багрицкого. Его намерение ― поднять вырезанный силуэт до уровня настоящего искусства, поставить его в один ряд с офортом, ксилографией и литографией. Он полагает, что силуэт может быть не только украшением и иллюстрацией книги, но и станковым искусством «как в стилизации, так и в реализме». Техника найдёт способ «машинно» вырезать силуэты любого размера и в любом количестве для иллюстраций книг, и тогда появятся «выпуклость, объём и прелесть вырезанного силуэта, а не плоский оттиск на бумаге». Роберт Андреевич с горечью вспоминал повсеместно господствующее в те годы враждебное отношение к художникам «Мира искусств», которых именовали формалистами, а силуэт вообще не признавали искусством. Ему пришлось на долгие годы оставить любимое занятие, поскольку не было заказов, лишь изредка он что-нибудь вырезал для себя.

 

      В 1950 году Граббе по семейным обстоятельствам переехал в Караганду, где работал до пенсии художником-макетчиком. В середине 1970-х годов, когда в стране возрождается интерес к бумажному вырезанию, о Роберте Граббе и его работах выходят телевизионные передачи, печатаются статьи в газетах Караганды и Алма-Аты, устраиваются его выставки. Художник снова берётся за ножницы и создаёт серии вырезок на разные темы.

      Общение с А.М. Петриченко и коллегами-вырезальщиками вдохновило Роберта Андреевича на поиски новых художественных решений. Его письма отличались лаконизмом (видно, художник не очень любил писать), зато всегда в них между строк были вклеены миниатюрки - силуэты лошадей, оленей, людей, бытовые сценки, литературные персонажи, - поражающие виртуозностью исполнения. Чаще всего появлялся человечек в чалме верхом на ослике; эти картинки назывались «Привет от Насреддина».

       Вообще, Роберта Андреевича с молодых лет притягивал Восток, загадочный и живописный, и он, ещё учась во ВХУТЕИНе, много раз ездил в Среднюю Азию, знакомился с её природой, бытом, культурой. Впечатления тех лет оказались востребованы, когда он иллюстрировал силуэтами книги Амира Саргиджана «Последняя Бухара» и «Египтянин». (Под псевдонимом Амир Саргиджан  до 1941 года печатался замечательный русский писатель Сергей Петрович Бородин (1902 -1974), живший в Узбекистане. Наиболее известный его роман "Дмитрий Донской" (1941) и трилогия "Звезды над Самаркандом" (1955-1973).

     В его иллюстрациях не только воссоздан восточный колорит, но и чувствуется истинное знание и понимание Средней Азии. Живя в Казахстане, он отдал много времени и творческих сил созданию работ по истории края. Это портреты Чокана Валиханова и Амангельды, многофигурные серии «60 лет Казахской ССР», «50-летие Караганды», «История Казахстана», «150-летие Карагандинского угольного бассейна», «Целина», «Тыл во время войны». В последние годы жизни, несмотря на болезни, Граббе создал альбомы цветных силуэтов «Средняя Азия», «Туркестан», «История конницы», «Охота», а также вырезал массу отдельных небольших силуэтов.

      Ретроспективный взгляд на работы Р.А. Граббе разных лет позволяет увидеть изменения в его подходе к изображаемому предмету. Иллюстрации к книге «Последняя Бухара» (1932) выполнены в технике классического силуэта: чёрные или белые фигуры и предметы без проработки деталей, плоскостность, стилизация, доходящая до символики, но при этом точно переданы мельчайшие детали. Художник ещё весьма робко вводит цвет в чёрное изображение, используя белую гуашь вместо внутренних прорезей для выделения отдельных элементов. Прекрасно решённая пространственная композиция, сильные округлые контуры, почти полное отсутствие движения вводят зрителя в атмосферу спящего, погружённого в покой экзотического Востока. В иллюстрации «Пахарь» к «Египтянину» (1933) уже появляются силуэты из цветной бумаги, хотя и очень простые, дополняющие более тщательно выполненные чёрные фигуры волов. Здесь Граббе опирается на опыт мирискусников, в частности, Николая Рериха, прибегавшего к упрощённому рисунку и красочной плоскостной живописи.

Иллюстрации к "Последней Бухаре"  выполнены в технике классического силуэта

       В картине «Чайхана» (1935) художник по-прежнему трактует предмет как цветовое пятно-силуэт, обобщая и упрощая пластические формы. Но если цветоформа у супрематистов предполагает отсутствие предмета и вообще какого-либо сюжета, то Граббе никогда не теряет реалистической почвы, считая, что цвет может быть любой, но форма, движение и общая композиция не должны оставлять сомнений в достоверности того, что изображено. «Я старался силуэт объединить в самостоятельное произведение с лаконичностью и цветным решением», - писал Роберт Андреевич в 1975 году. В картине «Дехкане» (1975) цвет играет уже не подсобную роль, а является одним из важнейших выразительных средств. Появляется проработка складок одежды и фактуры ткани, тень, различные ракурсы и перспектива, однако художник всё ещё не считает свою цель достигнутой. И только в 1983 году он сообщает, что «наконец выполнил свою мечту соединить силуэт с цветом». Действительно, при взгляде на картины «У котла» (1982) и «Чистка ковра» (1983) трудно даже понять, что это вырезки из бумаги, настолько кажутся они тонко написанной, гармоничной в цветовом решении акварелью. В этих миниатюрах полностью исчезает плоскостность, возникает объём, ощущение бескрайней степной дали. Обычно художник набрасывал карандашом только общую схему, а всё остальное ― фигуры людей и животных, дома, деревья, холмы, заполняющие его картины, вырезал сразу из цветной бумаги.

      Граббе высоко ценил усилия Алексея Максимовича, привлекавшего внимание к искусству вырезания (статьи, лекции, выставки и т. д.) и собиравшего коллекции. Он считал, что это единственная возможность утвердить художников в мысли, что их творчество востребовано и ценно, а также сохранить их столь хрупкие произведения. Поэтому он и сам присылал отцу свои силуэты, как старые, так и новые, специально вырезанные для коллекции.

      В нашем собрании находится 75 работ Р.А. Граббе разного размера, содержания и качества. К сожалению, многое из созданного художником безвозвратно утрачено. Он всегда с радостью дарил свои силуэты друзьям, но друзья уходили из жизни, а наследники не всегда ценили и сохраняли бумажные вырезки. За год до смерти Граббе передал все свои работы в музей города Караганды, но в какой именно, мне выяснить пока не удалось.

       Роберт Андреевич ушёл из жизни в 1991 году. Он был уверен, что его идеи и начинания подхватят другие художники и поднимут на более высокую ступень искусство силуэта.

      Статья сопровождается работами Р.А. Граббе
(Домодедовский историко-художественный музей),
а также иллюстрациями из книг, хранящихся в фондах РГБ.  

Вверх